Сообщения на форуме

Аватарочень меня коснулось - в том смысле что, родив в 2017 году, пролетела мимо второ...
Тема: Изменения в законодательстве, которые ждут россиян в 2018 году
Категория: Российские новости
АватарУважаемые посетители сайта Ханты-Мансийск-инфо, на сайте появилась возможность о...
Тема: Предложения и замечания по работе сайта
Категория: Вопросы и предложения по сайту
АватарДрамтеатр в городе нужен. Странно, что его до сих пор нет. Наверное, кому- то о...
Тема: Театр в Ханты-Мансийске
Категория: Жизнь нашего города

Губернатор Югры Наталья Комарова дала пресс-конференцию для федеральных, региональных и муниципальных СМИ. Стенограмма пресс-конференции, часть 1

Дата новости: 15.11.18 17:29    Автор: Правительство Югры

Поделитесь новостью в своей любимой соцсети:


Больше 3 часов общения с главой региона позволили журналистам узнать последнюю информацию из первых уст. В КТЦ «Югра-Классик» Ханты-Мансийска состоялась пресс-конференция губернатора автономного округа. Представители 64 средств массовой информации задали Наталье Комаровой 53 вопроса.

Приводим стенограмму пресс-конференции:

Ведущий: Добрый день, уважаемая Наталья Владимировна, уважаемые коллеги. Меня зовут Демури Апаликов, я заместитель начальника редакции аналитических программ окружной телерадиокомпании «Югра». Я приветствую вас  на традиционной пресс-конференции губернатора Югры Натальи Комаровой.  В открытом диалоге с главой региона сегодня мы обсудим ключевые вопросы развития округа, поговорим на острые, злободневные темы, обозначим стратегические направления развития Югры в 2019 году. Сегодня в пресс-конференции принимают участие представители 64 редакций, в зале - почти 100 человек. Здесь собрались журналисты муниципальных и региональных СМИ, Уральского округа, наши коллеги из федеральных изданий, а также представители блогерского сообщества. Некоторые не смогли присутствовать лично, но их вопросы я обязательно озвучу. Право задать вопрос главе регина есть у каждого. Единственное - мы предлагаем сосредоточиться на темах, важных для всей Югры, поговорить о системных решениях  и проблемах, где требуется участие и мнение именно высшего должностного лица региона. 

Итак, мы начинаем. Я прошу представляться и называть СМИ.

Елена Куксаус, Няганский телеканал:  Наталья Владимировна, в январе 2019 года должна стартовать основная и заключительная часть цифровой реформы телевещания в России. Однако новое качество «голубого экрана» грозит сокращением количества муниципальных телекомпаний. Как этот вопрос решается в Югре? Будет ли оказана поддержка местным телекомпаниям?

Н.В. Комарова: Это решение не спонтанное. В этом смысле упрекнуть тех, кто принял его, у нас нет возможности. Тем не менее, могла бы сказать о том, что не очень внимательно прислушиваются к регионам в части обеспечения возможности вещания региональным и муниципальным средствам массовой информации. Есть поручение президента РФ на этот счет. В принципе, мы все понимаем, что этот вопрос нужно решать в пользу людей, потребителей этой услуги. Мы продолжаем работать в этом отношении. На сегодняшний день у нас есть все возможности, подтвержденные в соответствии с законодательством Российской Федерации, обеспечения вещания Югры в аналоговом режиме с учетом возможностей выданной лицензии. Это первое. Второй блок – одновременно мы добиваемся, все-таки, принятия решения, в соответствии с которым приобретенное, установленное, используемое цифровое оборудование нашей телерадиокомпании должно и может быть использовано не в ущерб федеральной программе. В данном случае мы не видим здесь конфликта. Именно в новом современном цифровом формате. Теперь муниципальные СМИ. В нашем регионе только 2 сургутских телестудии, частная и муниципальная, имеют возможность вещать в течение 24 часов, а это одно из базовых требований. Остальные – вещают в пределах 3 часов. Это базовые для того, чтобы оставаться в этой системе. Поэтому сейчас мы, одновременно пробивая возможности для того, чтобы Югра осталась в общем формате, в том числе цифрового вещания, прорабатываем организационные и финансовые вопросы для того, чтобы определиться с местом муниципальных компаний в этой новой системе. Врезки, или Югра – координатор всего продукта, который формируется на муниципальном уровне, через свою площадку будет транслировать то, что производится в каждом муниципалитете по формату, о котором мы договоримся. Все в наших руках. Рассчитываю на то, что вы проявите активность – не надо тихо умирать, давайте покричим немного. Это абсолютно правильная позиция и полагаю, что мы будем идти в этом отношении, исходя из интересов жителей нашего региона.  

Ведущий: Стоит отметить, прямая трансляция нашей встречи идет на нескольких площадках. В социальных сетях - в сообществе правительства Югры ВКонтакте. Руководитель Центра социальных медиа Югры, администратор группы Дарья Цуманкова в зале, держит руку на пульсе и в течение пресс-конференции задаст несколько вопросов, поступивших онлайн. Также мероприятие транслируется на сайте правительства Югры, на сайтах ОТРК Югра и центра «Открытый регион». Сегодня же вы сможете увидеть телевизионную версию пресс-конференции губернатора Югры Натальи Комаровой на телеканале Югра в 19:30. Итак, коллеги, задаём свои вопросы.

 

Ольга Сагадиева, Ханты-Мансийский негосударственный пенсионный фонд: Задам вопрос про пенсии. Это обсуждаемая в последние месяцы тема. Я хотела спросить о планах правительства Югры в отношении окружной пенсионной программы «Две пенсии для бюджетников». В этой программе, по сути, предусмотрены льготы для наших учителей, врачей, библиотекарей и других работников бюджетных учреждений, которые могут формировать свою вторую пенсию, благодаря взносам не только своим, но и из окружного бюджета. Подобные программы есть только за рубежом. Югра в этом отношении – исключительный регион, который помогает своим бюджетникам формировать вторую пенсию. Это действительно затратная статья в бюджете округа. Каковы планы правительства Югры в отношении этой льготы?

Н.В. Комарова: Мы не планируем сворачивать этот проект. Он у нас в рабочем состоянии. Действительно, ежегодно мы вносим взносы за застрахованных лиц по этому дополнительному пенсионному обеспечению – больше 200 тысяч граждан нашего региона являются участниками этой программы. Нет никаких планов, чтобы свернуть ее. Более того, мы пытаемся опережающе вносить свои взносы, чтобы у фонда была возможность формировать дополнительные доходы по гарантиям и обеспечению этих выплат. Мы какой-то период не делали взносов в пенсионный фонд. Это в определенной степени напрягло его состояние. Но в то же время принятые меры по стабильному зачислению необходимого объема финансовых ресурсов и взвешенная политика Ханты-Мансийского негосударственного пенсионного фонда дает возможность нам говорить сегодня о защите прав участников этой программы и гарантированной обеспеченности выплат, которые предусмотрены законодательством автономного округа в этом отношении. Мы не планируем сворачивать эту программу.

Ведущий: Я напоминаю, что некоторые представители федеральных СМИ не смогли присутствовать, поэтому их вопросы буду озвучивать я сам.

Виктория Аввакумова  из «Комсомольской правды» направила такой вопрос:

Югра первой из других субъектов России взяла в основу управленческих решений реальные предложения жителей. Особенно показательной стала работа по подготовке и реализации указов Президента. В форсайт-сессиях приняли участие тысячи югорчан. Каков результат форсайт-сессий? И ожидаются ли еще подобные масштабные мероприятия на территории округа с привлечением такого количества жителей? 

Н.В. Комарова: На мой взгляд, если сегодня давать оценку эффекту от такого формата вовлечения людей в принятие важнейших вопросов жизни нашего региона, он востребован и эффективен. Если у вас есть какая-то другая точка зрения – давайте обсудим. Но та обратная связь, на которую я опираюсь, говорит о позитивном состоянии взаимоотношений и настроения в этих взаимоотношениях. В результате 25 государственных программ, которые приняты в нашем регионе в обеспечение национальных целей развития РФ, говорит о полном погружении граждан в эти документы. Большое количество решений, которое было предложено, причем не обязательно стратегического значения, а локальные решения, которые абсолютно точно ложатся на необходимость достижения той или иной стратегической цели, но обеспечивают возможность и влияние непосредственно человека на принятые решения. Это эффект, который непросто достичь. Важно, что здесь у сторон такое отношение сложилось. Мы, когда принимаем участие в такого рода работе, не фиксируем внимание на том, что одновременно мы и ответственность на себя принимаем за то, что предлагаем. А когда не просто сказал, а сказал и это записано, печать поставлена и потом контролеров эшелоны выходят на обеспечение соблюдения того, что ты записал, здесь одновременно должна формироваться и ответственность. Нередко люди, когда доходят до этого понимания, то понижают свою активность. Не все готовы ответственность нести. Есть губернатор, пусть и отвечает, мало ли что мы думаем на этот счет. Это тоже правильная вещь. По крайней мере по законодательству все это действительно именно так. Но тогда, когда мы создаем такую площадку, очень важно представлять то, как твое предложение ляжет не только на то, как ты думаешь и тебе это нужно, а как это отразится для 1 миллиона 660 тысяч человек. Как это все сложится именно тем образом, на который был запрос.

Я не знаю, насколько вы активное участие в этом процессе принимали. Я очень активное. И нередко видела, как на одной площадке сталкивались в конфликте несколько позиций. Люди наконец-то видели и слышали себя со стороны и по-другому начинали оценивать собственное представление о том или ином вопросе. Это очень интересно наблюдать. Для меня, как руководителя региона, очень важно было в абсолютно новом формате увидеть человека не только с запросом на решение какой-то задачи, но и с четкой гражданской позицией в отношении того или иного вопроса. Интересно наблюдать, как чиновники, как команда реагирует и трансформируется, отвечая на эти запросы, что уже не один на один, а публично обсуждаешь тот или иной острый вопрос. И совсем по-другому следует себя вести и поднимать в себе какие-то другие возможности, чем если бы ты в тишине сочинял какую-то историю и думал, что это для людей замечательно и благо. Поэтому, если говорить об эффектах, то как минимум кто-то из людей сказал о том, что такой подход дает возможность говорить о том, что принятые решения – это народные решения, это народные государственные программы.

Это с одной стороны приятно слышать и точно ложится эмоционально на то, что я думаю на этот счет. Также, как и ваше обращение «Югра, ты в сердце моем» четко совпадает с этим. Но одновременно ты понимаешь, что это совершенно другая степень ответственности. Мы же договорились, значит все должно состояться так, как мы хотели. Это первый эффект. А может быть первый и второй. Еще что очень важно, у нас есть возможности в таком формате видеть себя со стороны. Это действительно очень сильный эффект. Его добиться какими-то другими способами, наверное, даже невозможно. А такой формат дает такую возможность. Ты видишь себя абсолютно таким, какой ты есть на самом деле. И проблема высвечивается в полном объеме со всех ракурсов и не дает тебе шанса не найти решение, что глубоко проработано и вплоть до эмоционального восприятия пропущено через необходимость принятия решения. Вот если немного в философию этого вопроса зайти, то где-то так. Еще много эффектов. Например, большое количество людей нашло свое место в этой жизни. Кто-то даже не знал, чем заняться, а теперь точно знает, чем будет заниматься. При этом то, чем он будет заниматься, будет еще и служить обществу. Это точно сильный эффект.

Дергачева Татьяна, газета «Югорский вестник»: Мой вопрос будет посвящен самому важному, что есть в жизни – детям. В частности, школьному питанию. Родительское сообщество нашего города, и не только, обсуждает информацию о том, что с 1 января 2019 года родительская плата за школьное питание существенно повысится. Связано это будет с тем, что с 1 января будет отменена окружная субвенция. Действительно ли это будет так? Если так, то останется ли питание за школами или будет отдано на аутсорсинг? Не секрет, что общественные организации будут существенно повышать цены и не всегда будет возможность оценить качество того питания, которое они будут предоставлять. Будет ли округ контролировать этот процесс?

Н.В. Комарова: Странно сформулирован этот вопрос. Правильно ли я понимаю, что Вы хотите обсудить со мной какой-то слух? Или документ? Нам важно определиться с Вами.

Дергачева Татьяна: Документа пока нет. Хотелось бы узнать, будет ли он принят? Потому что в образовательных учреждениях информация об этом доносится до родителей.

Н.В. Комарова: Еще раз возвращаю нас к тому, что государственные программы автономного округа приняты. Все мероприятия в них зафиксированы, порядки их реализации обозначены. Это публичные нормативные документы, которые, возвращаясь к предыдущему вопросу, принимались при широком участии огромного количества людей. Норму эту берем и вносим в культуру нашего общения между собой. Это первое. Второе, на что я хотела обратить внимание в вашем вопросе, это аутсорсинг и качество питания. Вы, когда в школе учились, вы кушали то, что вам готовили в школе?

Дергачева Татьяна: Да.

Н.В. Комарова: Было вкусно?

Дергачева Татьяна: По-разному.

Н.В. Комарова: Как-то так в жизни оно и происходит. Я помню из своего детства один ужасный кусок из меню школьного, который до сих пор не дает мне возможности позитивно относиться к этому продукту. Но это так случилось. Плюс еще различные вкусовые предпочтения играют важную роль. Но поскольку я, как и все другие, дежурила по кухне и по столовой, сейчас это редко используется, но в наше время это было нормой, я видела, сколько мы выбрасывали после завтраков и обедов из школьной столовой.  По поводу аутсорсинга. Представьте себе, это одни и те же люди выполняют эту работу. Или ваша мама, или моя. Или ваша сестра, или моя. Или ваш папа, или мой. Чем они хуже или лучше? Мы будем с вами соревноваться? Нет. Это не зависит от того, в какой форме происходит деятельность той или иной организации. Важно, как именно люди, которые в ней работают, выполняют свою работу. Это сложнее. Поэтому мы отвлекаемся обсуждать бюджетное – не бюджетное, а не то, насколько мы ответственно относимся к своей работе. Неважно, какой формы то или иное предприятие, в которой мы выполняем ту или иную услугу. Существуют отношения гражданско-правовые в данном случае. Заключается договор, в котором расписывается все – от ценовой политики до качества, объема и своевременности. Если не выполняется договор, то он несет ответственность вплоть до его расторжения. В этом случае накручивать себя бесперспективно. Важно, чтобы на территории нашего региона были структуры, бюджетные или нет, которые на «пятерку» выполняли свою работу, оказывая услуги населению. Вот это важно.

Я зацепилась за эту часть вашего вопроса, учитывая то, что одновременно мы будем говорить о том, чем занять население и как повысить уровень его благосостояния. Если на бюджете сидеть за рубль и при этом как-нибудь делать свою работу – это одно. А когда ты занимаешься бизнесом, развиваешь его, создаешь марку, узнаваемый продукт, за которым гоняется весь регион, а возможно и сеть, а возможно и монополистом станешь или вертикально-интегрированной компанией – это совсем другой подход и возможности даст, потому что одновременно создает себе предприятие по, может быть, выращиванию той или ной продукции, производству, в розницу и так далее.

Мне очень хотелось бы, чтобы мы сгоряча не обсуждали подобного рода вопросы, поскольку это имеет большое значение. И эффектов очень много, и ответственности много. Потому что в любой бюджетной сфере видишь соотношение специалистов в ней и обслуживающего персонала. Есть ли смысл в такого рода соотношении? Почему рынок нельзя развивать таким образом, чтобы конкуренция и качество были именно на рынке. Я говорю о простых вещах, например, убрать помещение, постирать простыни, помыть окна и так далее. Почему это должен делать работник бюджетного учреждения? В данном случае мы услугу должны оказывать, а все остальное создавать. Это не значит, что нет решения.

Читайте государственные программы. Решения о том, чтобы перейти всем на аутсорсинг с завтрашнего дня, нет. Как это будет происходить – посмотрим. Мы сейчас немного о другом размышляем на этот счет. В каком соотношении оставить ответственность, например, в образовании между уровнями власти? Сегодня часть полномочий выполняет Российская Федерация, часть регионы и часть муниципалитеты. Сейчас мы думаем о том, что может быть изменится соотношение между тем, что делает регион в области образования и муниципалитет. Думаем перераспределить эту ответственность.

Вы знаете, что сейчас идет такой пилот в 20 регионах РФ, где отрабатывается схема передачи компетенций в области образования с муниципального уровня на региональный. По-разному это решается в этих регионах. Изучаем опыт, смотрим наиболее приемлемые варианты и определяемся в том, каким путем пойдем мы. Но здесь главный показатель – это дать образование не ниже, чем предусмотрено стандартом, желательно обязательно каждому из учеников, я говорю «желательно», потому что не все хотят создать условия, чтобы молодые люди своевременно определились с профессией, получили знания и навыки в ней, и во взрослую жизнь выходили хорошо подготовленные. Это критерии. Оттуда будет выходить вплоть до каши, пирожка и так далее. Тут Вы абсолютно правы.

Ведущий: Снова позволю себе задать вопрос от наших федеральных коллег. Итак, вопрос от ИА «Интерфакс». Надежда Витченко спрашивает: На прошлогодней пресс-конференции Вы говорили, что совместно с авиакомпанией ЮТэйр будут разработаны предложения по развитию внутрирегиональных авиаперевозок. Как Вы оцениваете проведенную работу? Удалось ли улучшить ситуацию с авиаперевозками? Какой объем финансирования выделен авиакомпании на развитие авиаперевозок?

Н.В. Комарова: Положение дел не ухудшилось в этом отношении. До декабря 2018 года должна быть закончена работа, она простая, линейная. Состоит в следующем. Попросила так, как обычный человек, пользующийся услугами этой авиакомпании и проживающий в Югре. Я попросила создать такую маршрутную сеть, которая бы отвечала на запрос каждого человека и максимально большого количества людей независимо от того, где они проживают, в Кышике или Сургуте – неважно. Мне интересно посмотреть на такую сеть, чтобы понять настоящий запрос. Затем мы его оценим, сколько это будет стоить. Сейчас мы на датирование стоимости билетов 500 миллионов рублей выделяем.  Я не считаю, что мы получаем достаточные эффекты для такого рода вложений. Мы не в компанию вкладываем, мы стоимость билета датируем.  Поэтому, когда мы получим такой запрос, мы с вами оценим его. Сколько он стоит. Тогда будем принимать решение: идем мы на это или нет, в полном объеме или может эту сетку немного поправим, но тоже пойдем. Почему хотелось бы именно в таком формате получить ответ на этот вопрос? Потому что, на мой взгляд, это базовый шаг, который нужно сделать для того, чтобы можно было говорить об эффективной системе внутрирегиональных и межрегиональных перевозок. Это может стать некой моделью для развития этой системы в других регионах, в целом по Российской Федерации. Я бы так прокомментировала вопрос.

Владимир Бебех, МК «Югра»: Завершается Год гражданского согласия, объявленный в Югре, скажите, пожалуйста, все ли цели достигнуты? Что планируется в последующие годы для поддержания некоммерческого сектора?

Н.В. Комарова: Если иметь в виду прожили ли мы в согласии этот год, то, наверное, можно сказать, что справились с этой историей. Но понятно, что  мы должны были с вами и хотели в этот период максимально глубоко в себе разобраться и понять, в каком ключе будем развивать общественные отношения, налаживать это согласие, согласительные функции между друг другом и, таким образом, развиваться дальше. Был проведен целый ряд мероприятий, которые давали нам возможность себя увидеть, определиться, честно сказать, чем характеризуются эти отношения между гражданами, которые населяют наш регион и определиться, как будем действовать дальше. Кстати, у нас впереди, 30 ноября, намечается еще одна международная площадка – форум, где мы соберемся с представителями стран, населяющих 60-ю параллель, и это не новый формат, но мы уже другие, потому что мы меняемся. В этом году уже хорошо подготовленные приходим к этому событию. Не скажу, что мы не планировали проведение Совета при Президенте Российской Федерации по национальным отношениям, которое достаточно серьезно вошло в общую картину событий и действий, которые мы с вами приняли в текущем году.

Я считаю, мы изменились за этот год, потому что мы, можно сказать, профессионально позанимались этой темой. И когда мы определились в составе этого вопроса, то, я полагаю, в этом отношении уже по-другому будем жить. Вырос уровень требования к себе, понимание личной ответственности за то, что происходит в этом отношении и то, что ты непосредственно можешь сделать, что не может быть согласие сверху быть навязано. У каждого из вас тоже, наверное, есть свои эмоциональные зацепочки на этот счет. Мне, например, было приятно, когда мне земляки говорили: «Наталья Владимировна, давайте сфотографируемся, мы сургутские немцы, мы нижневартовские дагестанцы или мы няганские узбеки». Мне это приятно слышать, потому что это другая голова у людей, правильная голова, скорее всего, по крайней мере, она отвечает тому, как я отношусь ко всей этой истории. Поэтому, наверное, как минимум это те простые вещи, но о многом говорящие.

Владимир Бебех: Некоммерческий сектор как будет поддерживаться в дальнейшем?

Н.В. Комарова: Наши с вами успехи в этой части признаны на федеральном уровне, где Югра признана лидером среди регионов страны по созданию условий для деятельности НКО и социальных предпринимателей. Понятно, что, если ты лидер, то ты не засыпать должен, а напротив, усиливать свои возможности, чтобы сохранить эту планку с точки зрения эксперта. Но самое главное, что нам дает совершенно другие возможности, когда люди вовлекаются в решение вопросов. Если вы помните, в публичной сфере на заседании Совета по контролю за реализацией стратегии развития нашего региона Сергей Шевчик из Сургута вдруг сказал такую мысль, за которую мы сумели зацепится и в государственную политику ее заложить как определяющее приоритетное направление: «Денег мало в бюджете, давайте мы будем делать эту работу. Нам не надо денег, вы нам просто дайте столовую, например, или еще что-то муниципальное, а мы будем выполнять эту бюджетную услугу». Таким образом: а) люди будут обслужены, б) заняты, в) иметь лучшее качество, ведь я предложил это, потому что хочу это делать для людей и так далее.

Ведущий: Соцсети. Руководитель Центра социальных медиа Югры, администратор группы правительства Югры  ВКонтакте Дарья Цуманкова. У неё есть вопрос от пользователя соцсетей. Прошу, Дарья.

Дарья Цуманкова: Сейчас нас смотрит 8 тысяч человек, а вопрос такой от Лилии Каргополовой: «Вопрос по Году добровольца в Югре – уже принята концепция развития добровольчества, но в регионе пока единой структуры, которая бы курировала направление волонтерской деятельности на региональном уровне, нет. Какие действия предпринимаются сейчас в этом отношении? Создадут ли в регионе единый центр привлечения добровольцев  и волонтеров? Мне кажется, это очень важно на сегодня в преддверии Олимпиады.

Н.В. Комарова: Видите, какие разные глаза у всех, потому что я считала, что у нас уже есть единый центр. При департаменте общественных и внешних связей существует структура, которая выполняет роль ресурсного центра, в том числе для этого движения. А люди не видят ее, значит надо подкручивать этот центр и что-то там менять, раз не все из нас замечают его возможности. Это первое. Второе. Какую-то позитивную, локомотивную роль в этом отношении сыграет опыт, например, в Нефтеюганске, в котором создается сеть, объединяющая волонтерские организации на уровне муниципалитета. Этот проект так и называется «Ресурсный центр по развитию добровольчества среди молодежи в городе Нефтеюганске», и он, кстати, совершенно недавно получил премию «Признание». Я зацепилась за эту тему, потому что здесь ясно, какие площадки, способы и механизмы дадут возможность объединяться. Этот опыт из Нефтеюганска – одни из тех позитивов, о которых я говорю.

А есть еще одна идея, вдохновителем которой является международный гуманитарный добровольческий корпус, которую мы тестируем на всех площадках, в том числе и на форуме общественной палаты Российской Федерации. На это нужно просто посмотреть, такой отклик, внимание и желание участвовать в этом проекте, который мы наблюдаем, транслируя эту инициативу, говорят именно об эффективности ее реализации.

Анна Лейниш, «Новости Югры»: Продолжаются бурные обсуждения подпрограммы «Доступное жилье молодым семьям». Я знаю, что Вы постоянно держите руку на пульсе, в том числе проводили онлайн-конференцию с участниками подпрограммы весной этого года, но тогда к единому мнению так и не пришли. Так как сформировалась большая очередь, вопросы продолжают поступать и в нашу редакцию и коллегам. Как Вы видите решение этого вопроса? Как будет проводиться финансовая программа по этому вопросу? Ваше мнение?

Н.В. Комарова: А Ваше, Анна?

Анна Лейниш: Я знаю о том, что есть у бюджета есть финансовые возможности, но они не могут покрыть желание 24-тысячной очереди. Я понимаю это с точки зрения финансирования, что это достаточно сложно обеспечить всех желающих субсидиями, что очередь с 2011 года, ее участники уже начали получать выплаты, но достаточно сложно людям донести тот факт, что есть у бюджета определенные возможности и его надо логически распределить. 

Н.В. Комарова: Даже не это первичное, на мой взгляд. Я обратила внимание на то, что нередко, принимая решения для оказания государственной поддержки людям, закладываются механизмы, в соответствии с которыми формируется очередность возможности ее получения. И я попросила своих коллег сейчас вернуться к программам, где предусмотрены меры государственной поддержки и которые выстроены именно на этой технологии, и пересмотреть эти механизмы с тем, чтобы формировались программы без очереди синхронизировано и сбалансированно. Действительно, с 2006 года больше 63 тысяч участников – это довольно популярная программа, поэтому мы были даже вынуждены приостановить новых участников, потому что понимали, что мы не сможем ответить на этот вызов. За время ее действия, учитывая прогноз 2018 года, государственную помощь получат около 30 тысяч человек из числа молодых семей, участвующих в этой программе. Около 20 процентов участников этой программы были исключены из нее по достижению 36-летнего возраста или по каким-то другим обстоятельствам. Больше 30 тысяч из числа молодых семей воспользовались еще льготной ипотекой. Стоимость одной субсидии в среднем для молодой семьи по программе получается в пределах одного миллиона рублей. То есть более 19 миллиардов рублей за эти годы из окружного бюджета получили эти семьи. Я не сравнивала положение дел с другими регионам России в этой категории участников жилищной программы, но понимаю, что вряд ли где-то это положение лучше, чем в нашем регионе. Но вы совершенно правы, Анна, это не греет конкретного человека из этой очереди, который стоит в ней пять лет. Ему важно знать, как этот вопрос будет решаться в отношении именно него.

Среди предложений, которые прозвучали на онлайн-конференции, было такое мнение, что была возможность эту программу, прежде всего, направить на тех, кто уже заключил договоры купли-продажи, а таких – более 11 тысяч – и на тех, кто находится на границе 36 лет. В принципе мы готовы к такому решению, хотя и не уверены, что его все поддержат. Но решение надо принимать, потому что большое количество людей настаивают именно на таком подходе. У нас же народная государственная программа.

Есть еще одна категория граждан, которую справедливо бы было учесть в принятии нашего решения, - это те молодые семьи, которые участвуют в долевом строительстве. Случилось так, что они находятся в реестре тех, кто пострадал от действий недобросовестных застройщиков. Мы эту категорию молодых семей введем в перечень тех, кому оказывается мера государственной поддержки, как пострадавшим дольщикам.

Если брать подпрограмму для молодых семей, то у нас есть одна категория граждан, которые вне зависимости от того, исполнилось им 36 лет или нет, остаются участниками подпрограммы до получения меры государственной поддержки. Это семьи, в которых воспитываются дети-инвалиды.

Это несколько направлений, которые в большей степени поддерживаются участниками этой программы, и которая позволит нам выполнить обязательства по этому направлению в отношении этой категории граждан в большем объеме. Когда закроем этот вопрос, то подумаем над тем, какие заложить механизмы, чтобы очередь не накапливалась.    

Яна Демьяненко, телекомпания Нефтеюганского района:  Вопрос от людей, страдающих хронической почечной недостаточностью. Гемодиализ они проходят бесплатно. Плата за проезд компенсируется, но только на общественном транспорте. Для многих - езда на автобусе, тем более трижды в неделю, – это настоящая пытка. К примеру, житель поселка Салым Петр Саньков плохо передвигается даже по дому, поэтому автобус – это точно не его вариант, такси – дорого.

Н.В. Комарова: А социальное такси?

Яна Демьяненко: В том и вопрос. Нету. Возможно ли организовать перевозки социального такси силами департамента здравоохранения?

Н.В. Комарова: Почему Вы говорите, что нет социального такси? Я с этим не согласна, существуют и междугородние перевозки социального такси. В Сургутском районе был прецедент, мы разбирались и урегулировали эту тему, досконально изучив вопрос.

Яна Демьяненко: У нас не перевозят. Люди уже обращались в суд. С 2015 года их возила Салымская участковая больница, но в этом году решение суда было отменено, потому что департамент здравоохранения Югры подал в кассационный суд жалобу.

Н.В. Комарова: Да, действительно, это не входит за счет страховых взносов. И я полагаю, что это должно идти по другой кафедре – социальная поддержка населения через, например, услуги социального такси. Я разберусь с этой темой.

Источник: Правительство Югры



Календарь афиши

   Детский досуг в Ханты-Мансийске    Досуг в Ханты-Мансийске    Летний отдых в Югре    Расписание вертолетов   Авиа расписание   Расписание междугородних автобусов   Расписание пригородных автобусов   Расписание городских автобусов   Расписание перевозок речным транспортом